Дэвид Хокинс Отрывок из книги "Глаз «Я», от которого ничего не скрыто"  


ПРОЛОГ

Годы внутренней борьбы, страданий и кажущихся тщетными духовных усилий, в конце концов, завершились состоянием черного отчаяния. Даже обращение к атеизму не принесло облегчения от бесконечных исканий. Логика и интеллект оказались слишком хрупкими для грандиозной задачи — найти абсолютную Истину. Сам разум потерпел финальное, мучительное, сокрушительное поражение. Даже воля ослабла. Затем внутренний голос воскликнул: «Если Бог есть, я прошу Его о помощи».


И тут все пропало, растворилось в забытьи. Разум и всякое ощущение личного «я» исчезли. В одно поразительное мгновение все заменилось бесконечным, всеобъемлющим Осознаванием — сияющим, завершенным, полным, беззвучным и недвижимым, как обещанная суть Всего Сущего. Божественность излучала восхитительное великолепие, красоту и покой. Все было самостоятельным, финальным, безвременным, совершенным «Я», Высшим Божеством, и таким утвердилось…


ПРИСУТСТВИЕ


Тишина и молчание пронизывают все вокруг, и само движение замедляется и прекращается. Все излучает силу жизни. Каждый предмет осознает остальные. Свет излучения по своей природе захватывающе Божественен. Он целиком и полностью охватывает все в своем абсолютном Единстве, так что все взаимосвязано, сообщается друг с другом и находится в гармонии благодаря осознанию и разделению основополагающего качества сущности бытия.


Присутствие — это континуум, который целиком занимает то, что раньше, при обыденном восприятии, казалось пустым, порожним пространством. Внутреннее Осознавание не отличается от «Я»; оно пронизывает суть всего. Осознавание осознает собственное осознание и вездесущность. Существование и его выражение в форме и бесформенности — это Бог, присутствующий в равной мере во всех предметах, людях, растениях и животных. Все объединяется Божественностью существования.

Всепроникающее Бытие охватывает все без исключения. Мебель в комнате равна камням или растениям по важности и значимости. Ничто не выходит за пределы Всего, всеобъемлющего, абсолютного, завершенного, в котором ни в чем нет недостатка. Все обладает равной ценностью, потому что единственная реальная ценность — это Божественность Бытия.


То, что есть «Я» - абсолютно и совершенно. Оно присутствует во всем в равной мере. Нет потребностей, желаний или недостатка. Невозможно ни несовершенство, ни разногласия, и всякая вещь проявляется как произведение искусства, часть скульптуры, в совершенной красоте и гармонии. Святость всего Творения — это благоговение, которое испытывает все перед всем остальным. Все пропитано величием, и все молчит в восторге и благоговении. Откровение приносит бесконечный Покой и неподвижность.


Если посмотреть на тело, оно оказывается таким же, как и все остальное — непринадлежащим, неподчиненным индивидуальности, равнозначным мебели или другим предметам, всего лишь частью Всего Сущего. В теле нет ничего личного, и с ним не нужно отождествляться. Оно спонтанно двигается, правильно выполняет свои функции и без усилий ходит и дышит. Оно управляется само собой, а его действия определяются и вызываются Присутствием. Тело — всего лишь «оно», равное любой другой «вещи» в комнате.


Когда другие люди обращаются к нему, голос тела отвечает в соответствии с их словами; но то, что звучит в разговоре, отзывается на более высоком уровне смысла. Раскрывается более глубокое и объемное значение каждого предложения. Все общение понимается теперь на более глубоком уровне, словно каждый вопрос, кажущийся на первый взгляд простым, на самом деле экзистенциальный, говорящий о сути человечества. Внешне слова выглядят легкомысленными, но на более глубоком уровне у них есть объемные духовные последствия.


Тело реагирует соответственно раздражителям, и все считают, что это и есть то самое «я», о котором они говорят. Само по себе это странно, потому что «Я», связанного с этим телом, вообще не существует. Настоящее «Я» невидимо и не привязано к месту. Тело говорит и отвечает на вопросы сразу на двух параллельных уровнях.


Замерший в Молчании Присутствия, разум беззвучен и бессловесен. В нем нет образов, концепций и мыслей. Некому их думать. Без личности нет мыслящего или делающего. Все происходит само по себе, как аспект Присутствия.


В обыденном состоянии сознания звук выделяется на фоне тишины и заменяет ее. В Присутствии же все происходит наоборот. Хотя звук воспринимается, он находится в фоне. Тишина преобладает над ним, и потому не прерывается и не заменяется звуком. Ничто не нарушает неподвижность и не мешает их покою. Хотя движение есть, но оно не нарушает неподвижный покой, находящийся за пределами движения и все же включающий его в себя. Все движется как будто в замедленной съемке, потому что времени нет. Есть только непрерывное состояние Сейчас. Нет событий и происшествий, потому что все старты и финалы, все начала и завершения, происходят только в двойственном сознании наблюдателя. Без них нет последовательности событий, которую можно было бы описывать или объяснять.


Вместо мышления приходит самооткрывающее знание, которое обеспечивает полное понимание и объясняет само себя своим лучезарным существованием. Все как будто беззвучно говорит и представляет себя во всей абсолютной красоте своего совершенства. Тем самым оно проявляет свое величие и открывает неотъемлемую Божественность.


Румянец Присутствия, проступающий сквозь полноту и сущность Всего Сущего, изысканен в своей нежности, и все тает от его прикосновения. Внутреннее «я» — его сердцевина. В обыденном мире можно прикоснуться только к поверхности вещей, но в Присутствии самая глубинная сущность всего взаимно соприкасается со всем остальным. Это прикосновение, Рука Бога во всей своей мягкости и нежности, в то же время является выражением и обителью бесконечной силы.

Соприкасаясь с внутренней сущностью всех вещей, человек осознает, что Присутствие ощущается любой другой вещью, предметом или человеком.


Сила этой нежности безгранична, а благодаря тому, что она абсолютна и вездесуща, противоположность ей просто невозможна. Она пронизывает Все Сущее, и из ее силы возникает само Существование, которое создается этой силой и, в то же время, удерживается ею.

Эта сила — неотъемлемое качество Присутствия, и его наличие — суть самого существования. Оно присутствует в равной мере во всех предметах. Пустоты нет нигде, потому что Присутствие заполняет все пространство и все предметы в нем. Каждый листок делится радостью с Божественным Присутствием.


Все вещи находятся в состоянии беззвучной радости от того, что их сознание состоит в переживании Божественности. Всему свойственна неизменная, вечно существующая благодарность за то, что им дан дар переживания присутствия Бога. Благодарность — это форма, в которой выражается почитание. Все сотворенное и получившее существование объединено отражением славы Божьей.


Человеческая внешность приобретает совершенно новый ореол. Единое «Я» сияет в глазах каждого. Лицо всякого человека излучает свет; все равно прекрасны.


Труднее всего описать взаимодействие между людьми, которое переходит на другой уровень общения. Все соединены очевидной любовью. Однако их речь меняется, разговоры наполняются любовью и покоем. Значение услышанных слов иное, чем слышат другие. Словно появляется два разных уровня сознания, отражающие одни и те же сценарии формы и движения; две разные сцены разыгрываются одними и теми же словами. Само значение слов преобразуется на другом плане, высшими «Я» взаимодействующих друг с другом людей, и общение, приводящее к пониманию, происходит на более высоком плане. В то же время, очевидно, что низшие «я» людей не осознают общение, которое тогда же происходит между их высшими «Я». Люди словно загипнотизированы и потому верят в реальность их обыденных «я», хотя на самом деле это всего лишь бездумное разыгрывание сценариев или ролей, как в фильме.


Игнорируя свое низшее «я», высшие «Я» обращаются прямо друг к другу, а обыденные «я» людей не осознают это общение, происходящее на более высоком уровне. В то же время люди интуитивно ощущают, что происходит нечто выходящее за пределы обыденного. Осознанное присутствие «Я» создает энергетическое поле, которое люди считают исключительно приятным. Это энергетическое поле совершает чудеса и приводит все события в гармонию, а также дает чувство покоя всем, кто их переживает.


Посетители, которые проехали много миль, чтобы задать вопрос, внезапно в присутствии этого ореола узнают ответы, которые приходят как внутреннее понимание, делающее исходный вопрос неважным. Это происходит потому, что Присутствие перестраивает контекст иллюзии «проблемы» и тем самым заставляет ее исчезнуть.


Тело продолжает работать и отражает намерения, которые передаются через сознание. Продолжение наличия тела не вызывает особого интереса, и становится очевидно, что тело в действительности принадлежит Вселенной.

Тела и предметы мира отражают бесконечные вариации, и в них нет ничего несовершенного. Ничто не может быть лучше или хуже другого, все вещи одинаковы по важности и значимости. Свойство совершенной самоидентичности определяет внутреннюю ценность всего сущего, как равных выражений внутренней Божественности.

Поскольку «отношение» — это концепция дуалистических умственных наблюдений, в Реальности отношений нет. Все просто «есть» и являет собой бытие существования.


Аналогично, без посредничества функционального наблюдателя с его внутренней категоризацией мыслей нет ни изменений, ни движений, которые можно объяснять или описывать. Каждая «вещь» просто развивается как выражение своей Божественной сути.

Таким образом, эволюция происходит как воплощение Сознания, и проявляется с абстрактных уровней высшей энергии на уровни более низких энергий, а впоследствии — в физическую материальность. Так, творение воплощается из абстрактной бесформенности через прогрессивную форму в конечную энергетическую схему, а затем в конкретную материальность. Сила воплощения — это выражение Божественной всесильности как продолжающегося творения.


Творение — это Настоящее и Сейчас. Это Сейчас продолжается вечно, так что ни начало, ни конец невозможны.


Видимость, или материальность, является всего лишь сенсорным явлением, но не обязательным условием для существования, которое само по себе бесформенно, однако присуще всем формам.


Поскольку все всегда находится в процессе творения, это означает, что все является выражением Божественности, иначе оно вовсе не обладало бы способностью существовать. Осознание того, что все сущее отражает Божественность Творения, объясняет, почему все заслуживает уважения и почитания. Это относится и к почитанию духа во всех живых существах и в природе, характерному для многих культур.


Все разумные существа равны. Только материальное воплощение подвержено прекращению бытия; это не влияет на суть, она сохраняет потенциал повторного появления в материальной форме. На суть влияют только силы эволюции. На возникновение материальной формы из сути влияет присутствие того, что уже обладает формой. Содержание материального воплощения тем самым может способствовать воплощению сути в форме, или это может быть нежелательно, в зависимости от обстоятельств.

Можно сказать, что Творение выполняет внутренние Божественные инструкции, или следует к своим целям. Традиционно такие цели называли предназначением, и оно является раскрытием потенциала и отражением предшествующих условий (на классическом санскрите «гунны» — раджас, саттва и тамас, или действие, осознание и сопротивление). Так, человек может повлиять на обстоятельства, чтобы поспособствовать воплощению желаемых возможностей. Совершая выбор, человеческое сознание может повлиять на результаты, но сила творения принадлежит Богу.


Природа творения, превосходящая время, пространство и условия, открывается сама по себе и представляет себя сознанию Осознавания как дар Присутствия. Всем вещам свойственна святость как следствие Божественности их творения. Когда критическое мышление и установление различий, свойственные дуалистичному восприятию, отодвигаются в сторону, обнажаются абсолютное совершенство и красота всего.


Искусство стремится абстрагировать это осознание, когда берет всего одно мгновение во времени и замораживает его в художественной фотографии или скульптуре. Каждый кадр изображает совершенство, которое можно оценить, только когда одна картинка отделяется от искривления окружающей ее истории. Драма каждого момента существования сохраняется, когда искусство спасает ее от исчезновения из-за преобразования материальной формы, которое называется историей. Невинность, присущая каждому моменту, становится очевидной, когда мгновение извлекают из контекста и проецируют в последовательность выбранных моментов — «историю». После того, как двойственный разум превращает все в историю, к ней применяются понятия «хорошего» и «плохого». Легко можно увидеть, что понятия «хороший» и «плохой» происходят из простых человеческих желаний. Если что-то желанно, это «хорошее», а если нежеланно — «плохое». Если убрать из наблюдений человеческие суждения, то становится очевидно, что форма постоянно развивается: это «изменение», которое по природе своей не бывает желанным или нежеланным.


Все воплощает свой врожденный потенциал, который определяется сущностью и основными обстоятельствами. Красота всего сущего в том, что самим своим существованием любая вещь воплощает величие творения Бога как самого существования. Одним только своим «бытием» каждое разумное и неразумное творение во Вселенной выполняет волю Бога. Именно благодаря Божественному вмешательству невоплощенное становится воплощенным; творение — это название процесса, который мы наблюдаем.


Поскольку природа Творения неочевидна для обыденного сознания, разум порождает загадки, на которые нет ответов, например: как «хороший» Бог мог позволить происходить «плохому»? За пределами двойственного восприятия и произвольных категорий воплощения нет хорошего или плохого, которое требовалось бы объяснять, и очевидно, что Вселенная сама по себе нейтральна.

Человеческий разум строит свои сценарии целей и желаний, а события либо соответствуют им, либо нет. Трагедии и победы происходят только в границах двойственного разума и не обладают независимой реальностью. Все в этом мире возникает, а потом рассеивается в границах восприятия.


Поскольку реальность превосходит время, пространство и форму, не имеет значения, что «вещь» или «человек» существуют на протяжении доли секунды или тысячи лет. Поэтому стремление прожить еще несколько лет или даже всего несколько мгновений — это пустая иллюзия, потому что существование вообще не переживается во времени. Этот момент — единственная переживаемая реальность; все остальное — абстракция, мысленная конструкция. Следовательно, человек не может действительно прожить семьдесят лет; возможно только мимолетное мгновение.


В реальности недвойственности все завершено, и желание сменяется признательностью. По мере того как жизнь развивается, каждое живое существо является полным выражением своего потенциала в данный момент. Мотивация как таковая исчезает, и действия происходят как фаза в процессе реализации потенциала. Поэтому за действием не стоит действующего. Вместо этого остается ощущение завершенности и полной реализации в каждый момент времени.

Удовольствие от физических потребностей — продукт самого действия. Аппетит, к примеру, порождается самим актом еды, до нее нет желания съесть следующий кусочек. Если процесс еды прерывается, ощущения потери не возникает. Радость жизни порождается существованием человека в каждый конкретный момент, а осознание постоянной завершенности — это часть радости существования.


Абсолютность Единства Всего нельзя «пережить». Оно познается самим своим бытием. «Я» — это Глаз Бога, свидетельствующий о раскрытии Творения как Сейчас.

Хронологическая последовательность — это иллюзия, которая создается восприятием эго, точкой наблюдения для обработки нелокального локальным, или нелинейного линейным, Всего — конкретным. Восприятие — это взгляд эго, которое, переводя не переживаемое Бесконечное в переживаемое конечное, порождает восприятие времени, места, продолжительности, измерения, позиции, формы, границ и конкретики.

















WEB © Nataris-studio 2012