Фрэнсис Люсиль Нужен ли на самом деле учитель...  


Вопрошающий (В.): Вы говорили, что лучше всего быть рядом с учителем, если ты хочешь иметь ясность по поводу Реальности. Я думала о столь многих людях, чье пробуждение произошло спонтанно: Ананда Мая Ма, Рамана Махарши... Мне кажется, что я могу упомянуть только двух людей, которые не имели учителя. Мне хотелось бы верить, что это возможно без учителя. В прошлом у меня было много учителей, но не было такого учителя или традиции, в которой бы я установилась или это завладело бы моим сердцем. Что вы можете сказать об этом?

Фрэнсис (Ф.): Во первых, традиции или религии являются неприменимыми здесь, давайте о них забудем. Есть два понятия - «традиции», и «Традиции» с большой буквы. «Традиции» с маленькой буквы передают знание мастерства, это различные книги рецептов, технические средства для помощи искателю истины достичь освобождения и установиться, стабилизироваться в счастье и покое. При отсутствии настоящего пробужденного учителя или, что еще лучше, учителя, стабилизировавшегося в покое и счастье, любая книга рецептов для большинства искателей будет бесполезна. Естественно, есть исключения, когда даже услышав одну фразу из этой книги рецептов, человек просветляется. В традиции дзен шестой патриарх Йено пробудился, слушая Алмазную сутру. Он не стабилизировался в этом состоянии сразу, он только пробудился. Стабилизация пятого патриарха заняла некоторое время, когда он работал на кухне.

Более важна «Традиция» с большой буквы, в которой происходит передача пробуждения. В каждом случае пробуждения существует потенциал передачи его дальше. В зависимости от уровня стабильности пробуждения этого учителя передача будет более или менее эффективной.

Если ученика сравнить с окном, которое открывается и закрывается, то установившийся в состоянии пробуждения учитель – это всегда открытое окно. При этом задача ученика – держать окно как можно дольше открытым, чтобы обрести свет. Но если учитель не установлен в состоянии пробуждения, его свет периодически включается и выключается, это требует от студента синхронизации своего окна с включением света учителя. Очень, очень открытый ученик способен пробудиться даже рядом с неустановившимся в состоянии пробуждения учителем, используя даже искру света. Мы говорим о пробуждении, которое отличается от реализации и стабилизации.

Вопрос стабилизации, вопрос садханы, происходящей после реализации, зависит от учителя, который может помочь достигнуть только своего уровня стабилизации. Карана Гуру в Индии - это установившийся в покое и счастье учитель, способный помогать во всех практических ситуациях. Он может привести вас к этому состоянию. Этот учитель является очень практичным инструментом.

Пробуждение - это гораздо менее убедительное состояние, чем стабилизация. В неоадвайте есть непонимание разницы между реализацией и стабилизацией. Многие учителя неоадвайты сами не были учениками и они не знают о периоде стабилизации. Некоторые из них могли пережить настоящее пробуждение и затем начать делиться им, хотя они сами еще не стабилизировались. Много других могли даже не иметь пробуждения, а только интеллектуальное понимание. Но у них, на самом деле, нет аромата пробуждения.

Поэтому я был бы крайне осторожен по отношению к учителю, который не утверждает, что цель поиска – это счастье. Потому что это означает, что он не достиг его и не установился в нем. Они не могут говорить о счастье, потому что у них нет этого опыта. Они, возможно, пробуждены, у них был опыт всеобщего Сознания, но они не стабильны в счастье. У них был опыт пробуждения, но потом он ушел и все вернулось, как было. Вы страдаете и несчастны, но вы пробуждены! Они считают, что этого достаточно, но это не так. Но в большинстве случаев даже не было этого настоящего пробуждения, мокши, освобождения. Есть только проблеск Истины. То есть, они знают что-то о Сознании, но у них нет откровения Его вечности, всеобщности, грандиозности, любви и т.д.

Вокруг настоящего пробужденного учителя находится много пробужденных учеников и ощущается аромат пробуждения, и они могут не говорить много слов или не говорить вообще ничего. Они даже сами могут не осознавать это в своем уме. Но в их окружении (санга) вы ощутите качества любви, покоя, легкости, согласованности, а не эти резкие запахи соперничества – это надежный критерий.

Конечно, было много случаев спонтанного пробуждения после чтения книг. Но если жизнь привела нас в ситуацию, когда мы ищем учителя, и мы встретили его, то вопрос о необходимости учителя получил ответ.

В.: Это необходимо.

Ф.: Нет! В их случае это было необходимо, поэтому они встретили учителя. Для них вопрос теряет смысл. Это уже случилось. Мы можем сказать, что есть редкие случаи спонтанного пробуждения, и есть гораздо больше случаев просветления рядом с пробужденными учителями, особенно рядом с учителем, который сам достаточно стабилизировался в счастье. Причем для него нет необходимости быть стабилизированным 100% времени. Даже если он 99% времени стабилизирован в счастье, это практически то же самое, что 100%. Это сработает.

Но мы не должны ожидать от учителя ангельского совершенства, которое не из этого мира. Нам следует искать того, в присутствии которого мы переживаем покой и чувствуем счастье, любовь и дружелюбие, красоту и разумность. Вокруг такого учителя многие пробуждены, хотя некоторые осознают это, а некоторые даже не осознают, потому что уму нужно время для этого. Вы можете просто осознавать начало больших изменений в своей жизни, будто что-то случилось. Это не всегда выглядит в виде большого взрыва, это может быть маленьком моментом: «Ага...». "Ага..." и Коперник внезапно осознал, что вокруг чего вращается. Это так неожиданно: "Ага...", но этот маленький момент «ага» в начале – он огромен.

Обычно мы ищем «большой кусок шоколада». И если мы не получаем этот «большой кусок шоколада», то считаем, что это не освобождение. Но освобождение состоит не в том, чтобы дать вам «большой кусок шоколада», а в том, чтобы получить Истину. А Истина должна вас навсегда освободить. Истина должна расцвести в качестве покоя и счастья во всех сферах вашей жизни. Возможно, что у вас будет грандиозное событие, сопровождающееся ангелами, фанфарами, танцовщицами, то есть, это может наступить с шоколадом и мороженым! Но также, это может прийти и без них.

Что касается фазы стабилизации, то есть различные фазы и они плавно переходят одна в одну, между ними нет четкого разграничения. В большинстве случаев первая фаза – это правильное понимание. У вас будет много вопросов и ум успокаивается за счет удовлетворения ответами.

Но все еще есть напряжение в теле и ощущение отделенности, и поэтому второй период связан с работой с телом, чем мы здесь и занимаемся. Пока тело не будет соответствовать опыту. Затем начинается работа с ежедневной жизнью, когда ситуация напрягается и вы начинаете учиться поведению в ситуации, когда люди нажимают на ваши кнопки.

И последняя, третья фаза, посвящена тому, как научиться праздновать. Последнюю фазу можно назвать – «Искусство жить». Вы учитесь находить прямой путь.

Это можно сравнить с желанием научиться играть на скрипке. Вы можете купить в интернете книгу «Как играть на скрипке». Желаю вам удачи! Но если вы возьмете уроки учителя, хорошего скрипача... Первое, что он сделает – покажет, как правильно держать скрипку, как держать смычок. И к тому же, если у вас появится вопрос – вы можете просто посмотреть на него. И что самое важное – вы слушаете его, и музыка каким-то необъяснимым путем приходит к вам! Вы получаете это посредством своеобразного cосуществования – в этом настоящее значение слова "сатсанг". Слово "сатсанг" не означает просто говорить об Истине, для этого есть слово "диалог". Сатсанг – это присутствовать в обществе Истины, что является чем-то другим.

У меня, например, нет больше вопросов. Даже по йоге, после того, как тело «расширилось». Но я ощущал, что когда уезжал от своего учителя, то состояние покоя, переживаемое рядом с ним, ослаблялось, и снова появлялись неприятные моменты. И когда это случалось, у меня появлялось желание вернуться к нему. Но у меня не было вопросов, не было желания ни делать йогу, ни медитировать. Просто хотелось присутствовать на его ритритах и встречах в ожидании чего-то.

В этом процессе ощущение его отсутствия происходило все реже и становилось все менее и менее заметным. И на последней стадии учение в основном уже осознавалось без слов, потому что я даже его не помню, это было выражено не в словах. Это было не что-то, что я понял и что выражалось в словах – это была живая передача. Нет слов для этого. Но для нас важно понять, что это передается таким же путем, каким принимается, без усилий. Именно так это работает.

Поэтому ваше мнение, будто кто-то спонтанно пробудился без учителя – не верно. Можно сказать, что по-настоящему пробужденный учитель инфицирован Истиной. Он передает эту инфекцию многим людям, контактирующим с ним. Используя эту метафору можно сказать, что каким-то образом человек получил этот вирус – из почвы, во время общения, но в большинстве случаев, вы получаете его от того, кто им заражен. Так это происходит.

В.: Я бы хотела стабилизироваться...

Ф.: А кто бы этого не хотел ?

В.: Да, я действительно уже боюсь оставаться с учителем, потому что я уже столько всего перепробовала в своей жизни. И у меня были действительно прекрасные опыты, прекрасные и глубокие, но я все еще не реализована.

Ф.: Позвольте мне сказать вам кое-что. Если вы получите еще один знак встречи со своим Карана Гуру... Мы просто боимся потерять еще раз наше время с каким-то учителем.

В.: Я не боюсь потратить свое время, я больше боюсь быть затянутой в оккультизм, где очень ограниченная перспектива и не видно перспективы других людей, нет обмена.

Ф.: Это было бы правдой, если бы учение требовало от вас верить в какие-то вещи, а не полагаться исключительно на свой опыт.

В.: Правильно. Мне кажется, что поэтому я двигаюсь туда-сюда, иногда мы полностью открыты...

Ф.: Когда я говорю «верить в какие-то вещи», это означает – верить во что-то, что не соответствует присутствию, переживанию Сознания здесь и сейчас, то есть, вашему опыту. Когда я говорю «верить в какие-то вещи», это на относительном уровне означает отвечать на вопросы об учении, учителе, чем-то другом и это не прямое учение. Тогда у вас есть основание подвергать это сомнению и искать подтверждения самому. Единственная причина, по которой я сказал то, что сказал – это потому, что вы спросили об этом. Потому что ваш вопрос был не об Истине.

Ваш вопрос был об учителях – реализованных, нереализованных, о пробужденных – он был на другом уровне. Я ответил на ваш вопрос на этом уровне, но здесь вы не можете его немедленно проверить. Вы можете только запланировать проверить это когда-либо в будущем. И когда эта ситуация встретится в вашей жизни, вы вспомните обо мне. Иногда мой учитель что-то говорил и я пропускал это мимо ушей, потому что это не было моим опытом, но через два года я вспоминал его слова, потому что это встречалось на практике.

Я упоминал страх обмана учением – но нет никакого риска быть обманутым, если вы являетесь единственным, кто определяет Истину. Если вы возвышаете кого-то над собой, тогда вы становитесь верующим. Но это нехорошо. Настоящий учитель хочет, чтобы вы на своем опыте подтвердили то, о чем он говорит. Это должно устранить страх обмана или культа. Потому что вы должны ощущать эту свободу исследования и нахождения фактов для себя, использования собственных логических способностей для понимания и оценки этих фактов.

Возможно, мы и теряем свое время... Но в моем случае, когда я был со своим учителем, я себя спрашивал: "Хотелось бы мне сейчас быть в другом месте, а не с этим учителем и с этой группой - на тенисном корте, в ночном клубе, на лыжной трассе в горах"? Но каждый раз неизменно я себе отвечал: "Нет, я хочу быть здесь! Это лучший отпуск, лучшее время, о котором можно только мечтать!" Поэтому не было никакого страха, что я зря трачу свое время. Потому что я делал именно то, что я хотел делать, я был именно там, где я хотел быть!

Так это и должно быть. Не нужно быть с учителем, пока нам этого не захотелось, пока это не стало для нас лучшим возможным местом в данный момент. Иначе нам лучше заняться шопингом или альпинизмом. Тогда нет сожаления! Допустим, в конце пути вы осознали, что провели так всю жизнь, и все оказалось зря. Но по крайней мере, вы не жалеете! Вы хорошо провели время! Вместо страданий всю свою жизнь вы занимались тем, чем хотели. Вы были счастливы.

В.: Мой муж считает, что я в каком-то культе. Больше 15 лет я занималась випассаной. Мои самые близкие друзья находятся там. Там прекрасний учитель из древней традиции. Я думаю, мой муж боится за меня. Я не собираюсь его успокаивать, его мнение – это не мое мнение. Но это унизило меня. И если в такой ситуации мы спрашиваем об Истине – какая разница, кто является учителем. Истина – это Истина!

Ф.: Да, но... С этим подходом связана другая проблема. Пока мы не установились в покое и счастье, что является признаком остающегося невежества, пока есть еще остаточное невежество... Невежество не способно совершить самоубийство.

Если взять случай полного невежества, в котором случаются временные проблески, человек может сказать – я не доверяю никакому учителю, а только самому себе, как личности. Здесь мы видим невежество, пробующее достичь просветления, то есть, пробующее избавиться от себя. Это невежество, пробующее совершить самоубийство. Это никогда не случится, потому что невежество всегда найдет путь спасти себя.

Поэтому в какой то момент возникает необходимость прыжка в неизвестное. Невозможно продолжать держаться за личность, которая хочет контролировать садхану. Например, в ваш город приезжают два учителя, а вы любите есть мясо и выпивать. Один из учителей говорит: "Только вегетерианство, но выпивать можно" Другой говорит: "Выпивать нельзя, а мясо есть можно". Вы возьмете совет, который вам подходит, у первого учителя - есть мясо, и у второго учителя – продолжать выпивать.

В.: Я чувствую себя в невежестве, хотя я на пути к Истине уже длительное время, с 16 лет...

Ф.: Но это не относится к делу. Это называется духовными инвестициями. Но все духовные инвестиции – для личности. И когда личность уходит в канализацию, туда же уходят и все ее духовные инвестиции.

Кстати, что касается культа, мы и есть культ. Что в этом плохого? (смех, вызванный произношением Фрэнсиса). Вас иногда, ребята, очень сложно понять... Мы – культ, но мы красивый культ. Я же не прошу вас начать копать каждый день себе могилу где-то рядом, вас не просят отдать мне все свое имущество, голодать, быть бедным. Вы не изолированы от внешнего мира. Все, что я назвал, относится к монастырю. Когда люди говорят о культе, они подразумевают что-то намного хуже, чем религия. Но то, что я описал – это религия. Но наш культ намного лучше религии. Нет никакой авторитарности, намного больше свободы, я же не контролирую, чем вы занимаетесь в спальне со своим мужем!

В.: Лучше бы вы контролировали! (Хохот в зале)

Ф.: Если он смотрит эту запись, то действительно подумает, что здесь очень плохой культ!

В.: Я не думаю, что он будет это смотреть.

Ф.: Я надеюсь, что ответил на ваш вопрос, насколько смог.


















WEB © Nataris-studio 2012