Шивананда Свами Сравнение сагуна- и ниргуна-медитации  
Глава из книги "Концентрация и медитация"

«Иша», «Прашна», «Катха» и другие упанишады подробно описывают способ созерцания Брахмана, лишенного свойств. В той главе «Брахма-сутр», которая связана с природой свойств Брахмана, Бадараяна1 упоминает Его положительные качества («радостный», «разумный» и так далее) и отрицательные свойства («неизмеримый», «лишенный цвета» и тому подобные). И те, и другие свойства относятся к Абсолюту, но созерцание «такого» Брахмана можно назвать ниргуна-упасаной, медитацией на необусловленном Брахмане.

Главное различие между созерцанием обусловленного (сагуна) и необусловленного (ниргуна) Брахмана заключается в том, что в первом случае медитирующий видит Его обладающим какими-либо качествами, а во втором отрешается от любых (и положительных, и отрицательных) свойств, которые лишь намекают на Его абсолютную природу. Таким образом, «радостный» не входит в сущность созерцаемого Брахмана; эти свойства просто служат средствами, помогающими постичь Его подлинную природу.

При созерцании обусловленного Брахмана подобные признаки составляют часть медитации.

1 Бадараяна (V—II вв. до н. э.) — автор «Брахма-сутр», систематизатор учений упанишад.


Понятие «ниргуна» не означает, что Брахман — это отрицательный принцип, нечто несуществующее, ничто. Оно значит, что те качества, которые в привычном мире имеют границы, в Брахмане беспредельны. Подобные свойства являются сущностью Брахмана, неотъемлемы от Его сварупы, самосуществования. Брахман лишен свойственных материи преходящих признаков (например, синего цвета ткани), но обладает сразу всеми благоприятными качествами (сарва-кальяна-гуна). Брахман — это ниргуна-гуни.

Сходным образом, ниракара не означает, что Брахман лишен формы. Он не имеет ограниченной формы, какой обладают предметы, но у Него есть некая недоступная воображению форма. Какую форму можно приписать Бесконечности?

Многие имеют превратное представление о Брахмане. Они говорят: «Брахман — это кусок камня, ведь у него нет свойств. Это полная пустота, ноль». Нет! Они глубоко ошибаются. Они не занимались садвичарой, настоящими размышлениями о Брахмане. Они исполнены сомнений. Их разум груб, неспособен к философскому постижению (вичаре), различению, размышлению и логическим рассуждениям. Они не изучали непогрешимые упанишады, правильные методы познания, надежные источники мудрости, предлагающие точнейшие представления о Брахмане.

Упанишады непогрешимы, так как взывают к рассудку любого мыслителя и философа. Они согласуются с переживаниями Осознания. Они безупречны. Их мнение достовернее индивидуального восприятия и личных умозаключений.

Природа Брахмана трудноуловима. Она утонченнее тысячной доли толщины волоска, расщепленного на тысячу частей. Для постижения Брахмана и медитации на Нем нужно утонченное, спокойное, очищенное, отточенное и сосредоточенное шуддха-буддхи.

Заблуждающиеся люди страдают от саншайя-бхаваны, сомнений в правдивости упанишад и истинной природе Брахмана. Им следует очищать разум беззаветным служением, изучением упанишад, развивать четыре качества ученика и участвовать в сатсангах, духовном общении. Это принесет рациональную убежденность и логическое понимание сущности Брахмана. К Брахману приближаются путем шраваны, шпаны и нидидхьясаны. Это царский путь.

Итак, Брахман обладает благоприятными гунами. Он — скопление лучезарности. Брахман — это праджняна-гхана, совокупность всех знаний. Он огромен. Знания намного тяжелее и тверже, чем кусок камня.

В сагуна-медитации человек воспринимает объект поклонения как нечто отличное от себя. Поклоняющийся полностью без сомнений и колебаний отдается Богу. Он почитает и обожает Бога, во всем уповает на Него, благодарит за хлеб насущный, кров и само существование. Он постоянно ищет помощи у иштадэваты. Для такого человека нет ничего, что не зависело бы от Бога. Он сам — орудие в руках Господа. Его руки, ноги, чувства, разум, буддхи, материальное тело — все принадлежит Богу.

Набожному человеку чужды идеи джняны и слияния. Ему нравится существовать отдельно, оставаться слугой, вечно почитать и любить Бога. В отличие от джняни, он не хочет стать «сахаром», ему просто нравится пробовать «сахар». Такую форму поклонения можно назвать способом сжатия. Представьте себя кругом. Вообразите, что сокращаетесь к одной точке, сливаетесь с центром. Это сагуна-медитация. Она подходит эмоционально восприимчивым людям. Большая часть людей способна только на эту форму поклонения.

В ниргуна-медитации ученик считает себя Брахманом. Он отрицает такие ложные, вымышленные придатки, как ощущение собственного «я», разум и тело. Он зависит только от самого себя, смело заявляет об этом, размышляет, осмысляет, исследует, различает и медитирует на своем «я». Он не хочет просто пробовать «сахар» на вкус, ему нужно самому стать «сахаром». Он жаждет слияния. Ему хочется стать Брахманом.

Эту форму можно назвать способом расширения низшего «я». Представьте себе круг, а себя — центром этого круга. Благодаря садхане вы расширяетесь до тех пор, пока не заполните весь круг, не достигнете окружности. Этот вид медитации подходит людям утонченного, смелого, мощного и острого ума, сильной воли. Очень немногие способны на такую медитацию.

Когда сидишь в устойчивой позе в уединенной комнате, медитировать на «Ахам брахма асми» сравнительно легко. Но когда ты идешь по оживленным городским улицам, это невероятно сложно. Если ощущаешь себя Брахманом в течение часовой медитации, а остальные двадцать три часа в сутки считаешь себя телом, садхана не принесет желаемых результатов. Нужно стараться отождествлять себя с Брахманом все время. Это очень, очень важно.

Обыденный разум требует тщательной перестройки, полного психологического изменения. Концентрация и медитация приводят к образованию нового разума, нового образа мышления. Созерцательная жизнь прямо противоположна обыденной. Это полное преображение. Вишайя-санскары следует полностью искоренить путем постоянной, усердной и долговременной практики, во время которой образуются новые, духовные санскары.



















WEB © Nataris-studio 2012